Понедельник, 27 Января 2020, 22:06:04
  ГЛАВНАЯ СТАТЬИ ФОРУМ БЛОГ ФОТО ТРЕКЕР ГОСТЕВАЯ FAQ  
Навигация
Категории
Подборка [12]
Статьи
Опрос
Войны связаны на прямую с политикой?
·
Всего ответов: 18
Информация
Положите сколько не жалко, хоть копеечку на развитие сайта.

494967898: spb.hooligan@mail.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

[ Сейчас on-line ]
[ Нас посетили сегодня ]

 Каталог статей
Главная » Статьи » Рубрика » Подборка

Хождение по мукам войны
     Каждый день, включая телевизор во время новостного выпуска или открывая утреннюю газету, мы сталкиваемся с ужасающими картинами войны. К сожалению каждый день… Репортажи из Чечни, прямые включения из Ирака…Почему-то в последнее время это стало естественным. Сознание современного человека жадно требует новой информации, при этом читатели и зрители зачастую забывают о журналистах, которые ее добывают, и какой ценой это им дается. Теперь мы уже не помним, когда и кем был сделан первый материал на военную тему. Ведь военной журналистике очень много лет. Военными журналистами были известные писатели: Михаил Шолохов, Константин Симонов, а также Алексей Николаевич Толстой, который в качестве военного корреспондента прошел две Мировые войны. Сегодня мы хотим рассказать вам о его судьбе и работе на фронтах.


     Алексей Николаевич Толстой (1883-1945) в ранний период творчества создавал колоритные картины из жизни помещичьего Заволжья, хорошо известного ему по собственным впечатлениям. Еще в годы Первой мировой войны у Толстого пробуждается тревога за будущее России. Как фронтовой корреспондент, он исколесил много дорог. Военную прозу Алексея Толстого, отличает отсутствие шовинистического налета, хотя подлинной причины империалистической войны писатель в то время не знал. Писатель восторженно встретил Февральскую революцию, свергнувшую царизм. После победы Октябрьской, Толстой испытывает противоречивое чувство. А в 1918 году Толстой сделал первые шаги в сторону новой власти, начал сотрудничать с Московским кинокомитетом, который возглавлял тогда Михаил Кольцов и куда входили такие разные художники революционной России, как А. Серафимович, А. Таиров, В. Татлин, В. Мейерхольд. Осенью 1918 года вместе с семьей Алексей Толстой выехал из голодной Москвы на Украину в литературное турне, но у него не было желания покидать Россию. Однако в марте 1919-ого года, при штурме Одессы войсками временного союзника Советской власти атамана Григорьева, писатель вынужден был покинуть родину. 1919-1921 годы - самые трудные в жизни Толстого.
     В конце 1921 года Толстой из Франции переезжает в Берлин, где сотрудничает в буржуазной газете "Накануне", настроенной против большевиков. Реакционные эмигранты настоятельно советовали писателю не печататься в данной газете, деятельность которой была направлена на поддержку "красной России". С весны 1922-ого года Толстой начинает редактировать литературное приложение к журналу "Накануне", где печатаются произведения Константина Федина, Всеволода Иванова, Михаила Булгакова, Валентина Катаева, Сергея Есенина. Это помогало зарубежному читателю понять процессы, происходящие в большевистской России. Толстой не сразу пришел к таким убеждениям. На него большое впечатление произвели революция в Германии и жестокая расправа над участниками, расстрел ее лидеров в январе 1919 года. В этот же период начал зарождаться фашизм.
      Возвратившись в Россию в августе 1923 года, Толстой говорит пророческие слова, подтверждение которых не заставило себя долго ждать. "Фашизм, о котором каждого приезжающего с большим любопытством расспрашивают в России,- явление, логически вытекающее из последней войны... Немецкий фашизм свиреп, мстителен и реакционен. Он не простит Рура, Силезии и колоний... Сейчас немцам, настроенным фашистски, нечего больше терять - они страшны". Угроза фашистской диктатуры нашла свое отражение в статьях писателя: "Несколько слов перед отъездом", "Задачи литературы" и в условно-аллегорической форме романа "Аэлита", написанном в 1922 году в Берлине. В годы эмигрантских скитаний Толстым написаны "Детство Никиты" и первая часть трилогии "Хождение по мукам". Рассказ "Рукопись, найденная под кроватью" Толстой считал одной из центральных вещей, написанных за рубежом. Его герой Александр Епанчин - потомок старинного дворянского рода - все дальше и дальше отходит от интересов родины, порывает духовно с народом, превращаясь в "захребетника". Эмиграция для него - логическое завершение пути, ни о какой драме здесь и речи не идет. Для самого же Толстого годы за пределами родины стали испытанием. После возвращения в Россию Толстой печатает эмигрантскую повесть "Похождения Невзорова, или Ибикус".
      Начало Великой Отечественной войны перестроило журналистику на военный лад, поставило перед ней новые задачи. Была необходима организация военной службы информации. Произошло резкое сокращение партийной советской печати. Началось формирование сети военных изданий. Газета "Красное знамя" начала выпускать газеты и листовки для войск противника, газеты для населения оккупированных районов. Развивается сеть военных корреспондентов. Появились радиопередачи нового типа: "Слушай фронт!", "Письма с фронта". Активное участие в газете начинают принимать литераторы. На Московском радио с фронтовыми репортажами, очерками, стихами выступали Илья Эренбург, Константин Симонов, Константин Федин, Алексей Толстой...
      Вот что писал Алексей Толстой в одном из своих фронтовых очерков, который назывался - "Таран": "Советский лётчик никогда не уклоняется от боя, и чем ближе к нему опасность, тем злее его сердце, тем расчётливее его движения, тем стремительнее его рефлексы... Советские лётчики создали новую форму атаки, фашисты не осмеливаются её применять. Я говорю о таранении в воздухе врага, при условии сохранения не только своей жизни, но и в некоторых случаях своей машины".



      Из военных дневников Константина Симонова:
      "...Очередная редакционная командировка на этот раз была не на фронт, а на судебный процесс, начинавшийся в Харькове над тремя немцами и одним русским, занимавшимся умерщвлением людей при помощи специально оборудованной автомашины. По-немецки она называлась "фергазунгсваген", или, покороче, обиходней, "газваген" - газовый вагон. А русское ее название - душегубка - мы привезли уже с харьковского процесса...
      Процесс предстоял над мелкими сошками гитлеровской машины уничтожения. На процесс, чтобы писать о нем, поехали такие известные всей стране люди, как Илья Эренбург и Алексей Толстой, одновременно являвшийся заместителем председателя Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию фашистских злодеяний. Поехали на процесс и большинство сидевших в Москве иностранных корреспондентов.
      Уже после этого в мою память вошло и то, что я увидел своими глазами - Майданек и Освенцим, - и то, о чем слышал и читал - тома Нюрнбергского процесса, десятки книг, тысячи и тысячи метров пленки, снятой операторами почти во всех местах главных массовых убийств - в России, на Украине, в Белоруссии, в Прибалтике, в Польше. Печи, рвы, черепа, кости, панихиды, эксгумации...
      Но тогда в Харькове был только какой-то капитан Вильгельм Лангхельд, у которого на совести были не миллионы, а всего несколько тысяч жизней, и какой-то унтер-штурмфюрер СС Ганс Риц, который не помнил в точности, сколько по его приказу было убито людей в Таганроге - не то двести, не то триста. Старался добросовестно отвечать на вопросы и все-таки не помнил - двести или триста. И шутка кого-то еще не пойманного, сказанная одному из пойманных над трупами в овраге: "Вот лежат пассажиры вчерашней газовой камеры". И морщины на лбу, и недоуменно растопыренные пальцы человека, честно силящегося вспомнить, кто именно был им убит: "Нет, я не помню всех этих русских имен". И уважение к находившейся в их руках газовой технике: "Я считал, что эта казнь гуманная". И поголовный расстрел четырехсот пятидесяти душевнобольных, и крик оттуда, из толпы расстреливаемых: "Сумасшедшие, что вы делаете!"
      ...Когда кончился процесс и всех четырех осужденных приговорили к повешению, мы с Алексеем Николаевичем Толстым пошли на площадь, где происходила публичная казнь. Колебаний - идти или не идти - не было. Ходили каждый день на процесс, слышали и видели все, что там говорилось и делалось, пошли и в этот день, чтобы увидеть все до конца. ...немцам было очень страшно, но они до последней секунды силились держать себя в руках. Шофер душегубки Буланов от ужаса падал на землю, вываливаясь из рук державших его людей, и был повешен, как бесформенный мешок с дерьмом.
      Толпа на площади, пока шла казнь, сосредоточено молчала.
      ...Ни из какой самой тяжелой фронтовой поездки я еще не возвращался в Москву с таким камнем на душе, как тогда из Харькова...."





      В годы Великой Отечественной войны с особой силой развернулся талант Алексея Толстого-публициста, он пишет сборник "Родина". Велика была роль писателя-патриота в эти годы. Большую роль в воспитании самосознания народа сыграли в те годы "Рассказы Ивана Сударева". Драматическую дилогию об Иване Грозном ("Орел и орлица" (1941-1942), "Трудные годы" (1943) А. Н. Толстой создает так же во время войны.
      В тяжелые военные годы все советские газеты публиковали и письма простых тружеников, и послания с фронта, и очерки известных литераторов. С их страниц к гражданам страны обращались Алексей Толстой и Михаил Шолохов, Николай Тихонов и Константин Симонов. Писали они подчас прямо с передовой. Да и не могло иначе - где-нибудь за столиком в ресторане Дома литераторов - могли возникнуть удивительные строки: "Жди меня, и я вернусь, только очень жди!".
Категория: Подборка | Добавил: Inker (19 Июня 2009) | Автор: Stringer
Просмотров: 1628 | Теги: История, война

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Авторизация